Не завоюем, так купим

Китай наращивает свое влияние в Европе

Китай приходит в Европу и делает гигантские инвестиции в инфраструктурные проекты. Если раньше Пекин укреплял свое экономическое присутствие в основном в Пакистане, Шри-Ланке, и ряде стран Африки, то теперь он вкладывает миллиарды в Боснию.

Боснийский аналитик Харун Карчич полагает, что ответ кроется в снижении влияния ЕС и США в регионе, а скорей всего, просто потерей интереса.

Европа же, как и в случае с Украиной, дает крайне туманные перспективы членства в ЕС, в результате чего боснийские лидеры вынуждены искать поддержки на стороне.

Вкладывать в Боснию европейцы не хотят. Впрочем, не только в Боснию. Инвестиционный климат, за исключением Хорватии и Словении, оставляет желать лучшего и в Сербии, и в Македонии, и в Черногории. Повальная коррупция в регионе так же останавливает европейских инвесторов. Казалось бы, война в Боснии окончилась больше 20 лет назад, но безработица растет, предприятия приходят в упадок, а средний ВВП на душу населения составляет около 6 тысяч долларов.

На столь грустный экономический пейзаж и обратил внимание Китай. В рамках проекта «Один пояс, один путь» Пекин решил войти на Балканы. Во-первых, тут есть где развернутся в условиях почти полного отсутствия конкуренции со стороны ЕС. С другой, Пекин обустроит себе комфортный транзитный коридор к рынкам Западной и Центральной Европы. Разумеется, главная цель — именно эти страны, но и оказавшейся на этом пути Боснии тоже что-то перепадет.

Пекин предпринял первые дипломатические шаги на Балканах еще в 2012 году, когда подписал соглашения об углублении экономического сотрудничества со странами Центральной и Юго-Восточной Европы в формате, известном под названием «17 + 1».

То, что некоторые охарактеризовали, как попытку Китая разделить Европу и управлять ею, только в ходе встречи в 2019 году привело к подписанию 40 двусторонних соглашений и к сотням миллионов долларов в виде китайских займов странам Центральной и Южной Европы.

У Китая свой подход к бизнесу, который на ура воспрнимается на Балканах. Нет долгих и регламентированных процедур как с ЕС. И пусть Пекин обвиняют в патернализме и непрозрачном финансировании, в условиях безденежья такие инвестиции как нельзя кстати для балканской элиты.

В Сербии Китай начал строить высокоскоростную железную дорогу Белград-Будапешт за 3 млрд долларов. Показательно, что проект этот отдали китайцам без конкурса. Другой проект носит название «Безопасный город». Это – система наблюдения, разработанная компанией Huawei, включающая 1000 камер высокого разрешения в 800 точках по всей столице Сербии, которая использует программное обеспечение для распознавания лиц и номерных знаков. Все они будут связаны с центральной базой данных правоохранительных органов.

Боснийская Тузла недавно приняла первых отряд китайских строителей, которые будут строить новую ТЭЦ. Это крупнейший и первый проект, финансируемый иностранным капиталом после войны. Объем инвестиций: 872 млрд долларов, 85 процентов из которых будут профинансированы за счет кредита китайского «Эксимбанка» и построены консорциумом компаний во главе с China Gezhouba Group. То есть китайская компания наймет китайских рабочих и инженеров для строительства электростанции в Боснии на деньги, предоставленные китайским банком.

Китайский «Эксимбанк» предоставил правительству Черногории ссуду в размере 809 млн долларов для строительства шоссе Подгорица-Колашин. Согласно условиям кредита, рассчитанного на 20 лет, китайская строительная компания освобождена от налогов и таможенных сборов. А масштабы строительства высокотехнологических шоссе и мостов реально впечатляют.

В греческом городе Пирей, стратегически расположенном и самом быстрорастущем порту в Европе, китайское морское пароходство (COSCO) инвестировало 704 млн долларов в портовые сооружения и недавно приобрело контрольный пакет акций администрации порта.

Хотя китайские следы иногда привлекают непропорционально большое внимание СМИ, присутствие Пекина на Балканах растет настолько быстро, что президент Сербии Александр Вучич теперь публично называет президента Китая Си Цзиньпиня «другом и братом».

Пекин добивается гораздо большего, чем кажется на первый взгляд. Сознательно ориентируясь на строительство критически важной инфраструктуры, Китай создает за рубежом новые экономические зависимости. Например, Черногория уже должна Китаю 40 процентов всего своего внешнего долга.

Китай, как и любая другая крупная держава, использует свои инвестиции за рубежом также в качестве рычага для получения уступок в сфере политики, в частности, когда речь идет о вопросах прав человека в Китае, вызывающих озабоченность международного сообщества. В качестве примера можно привести Сербию, которая на сегодняшний день является крупнейшим получателем китайских финансов на Балканах: она стойко защищает политику Китая в Синьцзяне.

Пекин никогда не скрывал своих амбиций по созданию на евразийском континенте крупнейшего экономического центра в мире. Его амбициозная инициатива «Один пояс, один путь» направлена на то, чтобы наводнить рынок ЕС доступными китайскими товарами и услугами. Однако, в отличие от России, чья основная цель на Западных Балканах состоит в том, чтобы помешать расширению влияния НАТО и ЕС, Китай больше интересует полноценное соперничество с другими крупными игроками.

В регионе, где демократия ослабевает и набирает силу авторитарная атмосфера, Китай стал новым игроком, который никому не станет читать лекции о правах человека и верховенстве закона. Именно поэтому балканская элита осознала ценность дружбы с Китаем – не только как способ разнообразить прямые иностранные инвестиции и торговых партнеров, но и как средство смягчения ситуации, при которой страны НАТО и ЕС обусловливают кредиты обязательством должников проводить определенную экономическую политику.

Игорь ИВАНОВ

Новости