Партнёры заигрались

Прав Сергей Викторович, прав

То, с каким остервенением отчитывали в Брюсселе верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности, конечно, удивило даже видавших виды. Я общалась в кулуарах с помощниками евродепутатов, так и они говорят, что такого не припомнят. Не было столько визга и ненависти в Европарламенте даже после украинских событий 2014 года. А тут депутаты как с цепи сорвались.

Казалось бы, что такого, обычный визит в Россию, Боррель принял приглашение Лаврова. Сама поездка вопросов не вызвала. Её готовили заранее, как это обычно бывает. Повестка была известна. Визиту предшествовал целый раунд консультаций политдиректоров. За два дня до прибытия Борреля в Москву европейских представителей принимали у себя сразу четыре заместителя министра иностранных дел России. Была позитивная спокойная дискуссия.

Никто и думать не стал о том, чтобы просить о встрече с «берлинским пациентом», потому что прекрасно понимали, Россия не позволит вмешиваться в свои внутренние дела. Боррелю об этом тоже сказали, лично, с глазу на глаз, уже на встрече, тогда же Лавров его предупредил, если он поднимет эту тему на пресс-конференции, то в ответ получит реплику про каталонских политзаключённых, что, безусловно, выбесит Мадрид. Хотя речь была даже не столько о тех, кто пытался организовать референдум об отделении, сколько о реакции Испании на вопросы Евросоюза по поводу неоднозначных судебных дел. Мадрид в своё время отправил Брюссель с его претензиями в пешую прогулку.

Туда же Россией был отправлен Боррель с Навальным. Им можно, нам нельзя. Европейцев это задело. А потом глава европейской дипломатии взял слово, чтобы похвалить российскую вакцину, поздравить наших учёных. Возмутило, что хвалил он от имени Евросоюза то, что этот Евросоюз ещё не одобрил. И третий момент касается Кубы. Стоя рядом с Лавровым, в Москве, Боррель взял и сделал выпад против Соединённых Штатов — от имени ЕС осудил американское эмбарго против Кубы. И это в тот момент, когда европейцы стараются всячески заискивать с новой американской администрацией, рассчитывают на взаимность, старательно ругают Трампа, даже были в числе первых, кто поздравил Байдена с победой задолго до объявления официальных результатов, зовут его теперь приехать с визитом.

В общем, 73-летний Боррель, хоть и опытный дипломат, но явно наговорил лишнего. Понял это уже в самолёте по дороге назад, хотя, судя по всему, сам не ожидал, что встретят его так жёстко. Что только не говорили ему в Европарламенте: и про некомпетентность, и про позор, спрашивали, есть ли яйца, казалось, что в какой-то момент они подойдут, вырвут кресло вместе с ним и швырнут в зал. Боррель терпел, хотя видно было, как жилки у него на шее ходят. Потом начал объясняться и тут же нашёлся, как выкрутиться. Мол, ехал убедиться, что это мы не хотим диалога, и убедился. А потому да, конечно, будет сам, лично разрабатывать новые санкции (будто это хоть раз в общении с нашей страной помогало), их обязательно обсудят на встрече глав Министерств иностранных дел 27 стран ЕС в феврале, а потом будет саммит лидеров стран в конце марта, там, глядишь, и утвердят, если все согласятся.

Правда, одним нужны туристы, другим — труба, третьим — вакцины, четвёртые вообще ничего против нас не имеют. Как тут о санкциях договариваться?

Очевидно же, что мы нужны друг другу, что сам Бог и географическое положение велели нам сотрудничать. Но нет. Лезут в бутылку. И хочется задать им вопрос, так МЫ ли не хотим диалога? МЫ ли его сворачивали? Ведь до украинского «майдана» жизнь била ключом, годами выстраивалась многоуровневая архитектура политического диалога, проходило по два саммита Россия — ЕС в год. Последний состоялся 29 января 2014 года.

Следующий был запланирован на 3 июня, но именно европейская делегация отказалась лететь в Сочи. С тех пор — тишина. Не работает Постоянный совет партнёрства — это была площадка, на которой встречались министры — внутренних дел, юстиции, энергетики, транспорта, сельского хозяйства, окружающей среды, культуры, науки и образования. С весны 2014 года именно Европарламент в одностороннем порядке приостановил участие в работе Комитета парламентского сотрудничества Россия — ЕС. Туда приезжали члены обеих палат Федерального собрания и общались с европейскими депутатами. В последний раз в Страсбурге они вместе приняли заявление о защите этноконфессиональных меньшинств в Сирии, в том числе христиан. Полезное дело.

Интенсивная работа до того переломного 2014 года велась по 14 разным направлениям, сейчас едва живым осталось лишь одно — обсуждение авиационной безопасности. И в каждом случае именно ЕС отказывался от диалога.

Точки соприкосновения, конечно, остаются. Например, по иранскому ядерному соглашению мы с европейцами по одну сторону фронта, консультации идут чуть ли не каждый день, уже после визита Борреля в Москву состоялась очередная видеоконференция на уровне политдиректоров. Были и успешные переговоры по энергетике, два года назад подписано соглашение сроком на пять лет о транзите газа в Европу через территорию Украины. Ну вот, пожалуй, из хорошего и всё. Сейчас ещё и эпидемия ограничила контакты. Встречи есть, но мало. Если раньше многое можно было решить, пошептавшись в кулуарах, используя простое человеческое обаяние, то сейчас заменяет всё плоский экран. Чтобы донести нашу позицию качественно, нужно именно личное общение, его не хватает. В этом мне признались и российские депутаты в Парламентской ассамблее Совета Европы, на единственной площадке, где они ещё могут вести прямой диалог. Когда нет разговора, нет и понимания.

Можно и дальше жить в иллюзиях, рисуя в голове и на бумаге карикатурного медведя с красной звездой во лбу, и ходить пугать этим всех вокруг. Невдомёк им, что Россия давно изменилась, что она терпеливо, интеллигентно и снисходительно смотрит на все эти вопли и спокойно ждёт, когда европейцы одумаются и поймут ценность работы с нами. Бизнес, кстати, понимает и, несмотря ни на какие санкции, продолжает по возможности вести совместные дела. Ну а политики — у каждого там своё, для кого быть против, личное, у кого иной интерес, — ежели одумаются, милости просим. А нет, так и пёс с ними, не мы первые начали, прав Сергей Викторович, прав.

Новости