Россия в выигрыше

Трампу сделали импичмент, и он счастлив

Марафонские дебаты об импичменте Дональда Трампа длились в конгрессе США более шести с половиной часов и завершились голосованием, которое сторонники отстранения президента от должности выиграли с разгромным счетом — 230:197.

Независимо от того, чем закончится второй и финальный акт трагикомедийной истории импичмента, уже сейчас понятно, что действия организаторов этой «попытки государственного переворота» (именно так назвал процедуру собственного отстранения от должности сам Трамп) будут иметь далекоидущие последствия.

Некоторые из этих последствий обсуждали конгрессмены во время вчерашних дебатов, а о других, и гораздо более серьезных, могут говорить только внешние наблюдатели, которые не связаны узами корпоративной или идеологической солидарности с американскими коллегами.

Самое главное и парадоксальное последствие всей операции по организации импичмента заключается в том, что его инициаторы поработали в интересах Российской Федерации, причем сделали это невероятно эффективным образом.

Если брать всю историю с импичментом, начиная от «расследования сговора Трампа с Россией» во время избирательной кампании и заканчивая обвинениями в адрес американского лидера из-за его телефонных разговоров с Зеленским, то нельзя не заметить, что желание Демократической партии снять президента любой ценой обернулось дискредитацией двух ключевых нарративов американской внутренней пропаганды.

Если бы демократы не пытались вылепить на ровном месте из Трампа эдакого «миллиардера — агента КГБ», то никакие усилия России в американском инфополе никогда не смогли бы привести к столь серьезному росту дружелюбного отношения к ней среди республиканцев и американских военных. Этот феномен стал до такой степени распространенным, что даже «Радио свобода» и Пентагон начали бить тревогу: «Голос Америки» — орган американской пропаганды, который трудно заподозрить в симпатиях к России, сообщал две недели назад, что «в то время как большинство американцев по-прежнему считают Москву ключевым противником США, новые опросы показывают, что точка зрения меняется, особенно среди семей военных. Второе ежегодное «Исследование национальной обороны имени Рейгана», завершенное в конце октября, выявило, что почти половина опрошенных домохозяйств, связанных с вооруженными силами, то есть 46%, заявили, что считают Россию союзником. В целом опрос показал, что 28% американцев считают Москву союзником по сравнению с 19% в предыдущем году».

Это не результат какого-то прорыва российской пропаганды за последний год, а скорее следствие именно попыток импичмента: после того как спецпрокурор Мюллер представил свой доклад о сговоре Трампа и России, часть американских военных, вероятно, пришла к выводу, что у них и у россиян есть общий враг — то самое американское глубинное государство, которое отправляет американских военных в геополитические авантюры по всему миру и которое хотело бы добиться настоящей войны с Москвой. Ничего так не сближает, как наличие общего принципиального оппонента.

Второй жертвой импичмента уже становится нарратив о том, что Украина — это бастион молодой европейской демократии, которую любой ценой нужно защищать от Северного Мордора (то есть от нас с вами). Импичмент привлек внимание американцев к тому, что на самом деле лидеры «молодой украинской демократии» занимаются коррупционными схемами с высокопоставленными членами администрации Обамы, и происходит невероятное: сверхпопулярный консервативный инфлюнсер и ведущий прайм-тайм политического шоу с миллионной аудиторией Такер Карлсон говорит о том, что в конфликте между Россией и Украиной надо становиться на сторону Москвы. Во время вчерашних дебатов по импичменту десятки миллионов американцев могли в прямом эфире послушать и посмотреть на выступление конгрессмена Луи Гомета (экс-судьи и экс-прокурора), который изложил все известные республиканской партии коррупционные эпизоды, в которых на Украине оказалась замешана администрация Барака Обамы.

Это, напомним, была палата представителей, а впереди сенат. В сенате во время дебатов по импичменту обязательно произойдет то же самое. Показательно, что когда конгрессмена Гомета обвинили в том, что он распространяет «российскую пропаганду», то он в самом прямом смысле накричал на своих оппонентов, чем, вероятно вызвал бурный восторг протрамповской аудитории. Обвинение в «работе на Россию» и «распространении кремлевской пропаганды» перестало быть универсальным кляпом для затыкания рта и аргументом-козырем, который выигрывал любую дискуссию. Сейчас на тех, кто продолжает его использовать, уже гневно кричат, а скоро над ними начнут смеяться.

Еще одним важным последствием попытки импичмента является смерть мифа о том, что медиа в целом, и более всего американские, являются всесильными и что тот, кто контролирует ведущие издания cтраны, может без ограничений промывать мозги избирателям, особенно если использовать самые передовые методы пропаганды и социального давления. Самая популярная теория политической и социальной пропаганды (и, нужно признать, в ней есть рациональное зерно) заключается в том, что если обществу постоянно предъявлять какие-то примеры и идеалы поведения (с использованием рекламы, лидеров мнений и звезд шоу-бизнеса), а также стыдить его за отклонения от этого образца (например, обвинениями в расизме, работе на Кремль или ненависти к экологии планеты), то с этим обществом можно делать вообще что угодно. Такая схема, в принципе, работает, и довольно эффективно: рядовой американец из 1970-х годов в ужасе бы отшатнулся от современного американского общества, в котором права различных меньшинств уже давно превратились в их диктатуру. Более того, эта же схема, только в чуть более утонченном варианте, сыграла важную роль в идеологической и пропагандистской победе над СССР, которая увенчалась предательством элит и тем, что Владимир Путин назвал крупнейшей геополитической катастрофой XX века.

Но вот сейчас этот подход напоролся на ограничение, которое заключается в том, что если достаточно большой сегмент общества демонизировать, обесценивать, унижать, а также требовать от него платить и каяться, то в какой-то момент он просто говорит «ну и ладно» и начинает действовать в своих интересах, полностью освободившись от психологического контроля над собой.

Сначала машина американской пропаганды (и ее российские щупальца в лице СМИ-иноагентов и российских лидеров мнений, которые выполняли функцию иноагентов) натолкнулась на эту проблему в России. В какой-то момент общество охватило безразличие к мнению и критике со стороны «держателей контрольного пакета демократии и носителей истины в последней инстанции» из вашингтонских, рижских, пражских и некоторых московских редакций. Потом это безразличие сменилось веселым азартом по принципу «если им не нравится, значит, мы все делаем правильно». Провал на российском направлении наших оппонентов ничему не научил, и теперь они столкнулись с аналогичной проблемой у себя на родине: после того как в течение целого года из каждого утюга на сторонников Трампа и его самого сыпались обвинения в расизме, предательстве, мизогинии, работе на Кремль и просто дурости, реакция получилась обратной ожидаемой. Как сообщает уважаемый центр исследования общественного мнения Gallup, «с момента начала импичмента рейтинг Трампа вырос на шесть процентов».

Телевизор в данном случае проиграл не холодильнику, а элементарному самоуважению той части Америки, которая все еще отказывается посыпать себя пеплом и ползти на кладбище из-за того, что она белая, любит есть мясо и не очень любит политкорректность. Более того: за последние несколько месяцев, как отмечает агрегатор политических опросов Real Clear Politics, большинство американцев стали выступать против импичмента.

Великая машина политической пропаганды американского «глубинного государства» перестала работать.

Впрочем, самое главное последствие — это полный и окончательный слом американской институциональной системы поиска политических компромиссов. В прошлом, несмотря за эпизодические исключения из этого правила, электорат обеих партий мог ожидать, что (при всех политических разногласиях) демократы и республиканцы будут вести политические конфликты в соответствии с правилами, заложенными еще основателями США: никаких личных вендетт, никакого использования силовиков для давления или шпионажа за оппонентами, никакого преследования их семей, никаких попыток посадить противников за их политическую позицию. И вообще борьба за трибуне сената или конгресса никогда не мешала личной дружбе в свободное от работы время. В этом смысле американская политика напоминала профессиональный американский хоккей: драки и кровь на льду, дружба и уважение — за его пределами. Эта система теперь полностью сломана, сторонники обеих партий мечтают о физической ликвидации оппонентов, которых они не просто не считают друзьями или согражданами — а уже в буквальном смысле «нелюдями». Намеки Трампа на возможность гражданской войны и мечты демократов посадить нынешнего президента на электрический стул, а его семью и сторонников за решетку — это как раз признаки тотальной дегуманизации, которая никогда не заканчивается хорошо.

Один из конгрессменов-республиканцев вчера сравнил импичмент с судом Понтия Пилата, а Трампа — фактически с Христом, но это явно неправильная метафора.

Для США сейчас в гораздо большей степени подходят другие библейские слова, а именно: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Американская политическая сама подписала приговор своей стране.

 

Новости