«Весенний щит»

Эрдоган дорого заплатил в Москве за спасение лица

Несмотря на слова Дмитрия Пескова о других делах в графике Владимира Путина на этот день, российский президент с турецким 5 марта 2020 в Москве все-таки встретился. Переговоры продолжались около шести часов, два из которых лидеры общались один на один.

Формальным итогом стало прекращение огня в Идлибе, вступившее в силу с полуночи, но фактический результат гораздо масштабнее. Эрдогану удалось сохранить лицо, не проиграв партию полностью, но заплатить за это пришлось дорого.

Если не вдаваться в детали, то Турция признала новое положение вещей и с ним согласилась. За Асадом остается все занятое САА в результате наступления, начатого 19 декабря 2019 года в Идлибе. Хотя еще 48 часов назад турецкое руководство уверяло общественность в несгибаемости своей воли отбросить сирийскую армию на исходную линию согласно сочинским договоренностям.

Впрочем, хотелки это одно, а объективная реальность — совсем другое. Даже сосредоточив в Идлибе разных сил общей численностью до механизированной дивизии, Анкара не сумела как-либо существенно переломить ход событий.

За пять дней операции «Весенний щит» турецкие войска потеряли не менее 40 танков, примерно 50 бронемашин, 18 РСЗО, 9 орудий ствольной артиллерии, одну систему ПВО малой дальности и более 10 беспилотников (или половину наличного парка БПЛА типа Anka и Bayraktar). Число погибших достигло 120 солдат и офицеров. Потери среди бармалеев турецкий генштаб просто не приводит. Не свои — не жалко.

И это без активных широкомасштабных боев с непосредственным участием турецкой армии в первой линии против САА и под ударами ВКС РФ. Совпадение между резким сокращением боевой активности турок в Идлибе и российским предупреждением насчет отсутствия гарантий безопасности для турецкой авиации более чем характерно.

Эрдоган тупиковость положения понял и был вынужден дорого платить, чтобы не вляпаться в войну, которую проиграет точно. Нет, не с Россией. С ней расклад сомнения не вызывал изначально. Гораздо хуже для Анкары было бы объявить войну Асаду и огрести такой высокий уровень потерь, в том числе от российской авиации, чтобы бежать из Идлиба туркам пришлось по собственной инициативе. Проигрывать войны русским турки привыкли, но признать слабость перед сирийцами означало бы немедленное политическое самоубийство для Эрдогана.

Путин предложил выход с сохранением лица. Анкара полностью снимает все вопросы по трассе М5, возвращенной под контроль Асада. Тем самым Сирия расчистила стратегическую магистраль из Дамаска, через Хомс, Хаму, Серакиб в Алеппо. Хотя об этом прямо сказано не было, но по слухам и логике Турция признала необходимым сворачивание находящихся в тылу САА своих обсервационных пунктов, на которых в сумме сидело больше 12 рот пехоты с бронетехникой. Если это не прямое отступление, то что?

Но важнее другое. Анкара взяла на себя обязательство обеспечить безопасность движения по трассе М4, соединяющей Дамаск с Серакибом, второй по стратегической значимости в логистической структуре Сирии. Нет, формально дорога под турками остается, но они теперь должны обеспечить там сплошной коридор безопасности шириной по 6 километров в обе стороны.

Тем самым кусок территории Южного Идлиба, контролируемого бармалеями к югу от шоссе, оказывается в очень подвешенном состоянии. По новой договоренности в Москве сирийские войска с ноля часов ночи с 5 на 6 марта должны прекратить огонь, а турецкое командование обязано на подконтрольной себе земле обещает отделить черных от зеленых, оставив лишь вторых и ликвидировав первых.

И если оно этого не сделает, то, тоже по этим договоренностям, САА имеет полное право вмешаться в процесс непосредственно. В переводе на русский Турция фактически негласно согласилась вернуть Асаду и эту часть Идлиба. Чем он в предстоящее время наверняка воспользуется.

Впрочем, ожидать наступления мира в Северной Сирии явно беспредметно. В настоящий момент закончился только очередной раунд, который Эрдоган проиграл по очкам. Сирийская армия нуждается в отдыхе, пополнении и перегруппировке. К тому же через два месяца там начнется сезон пыльных бурь, в течение которого боевая активность естественным образом снижается. Так что для Дамаска новые московские соглашения как раз очень к месту.

Для Эрдогана тоже. Он сможет на некоторое время для внутренней аудитории выступить сильным миротворцем, сумевшим остановить наступление Асада и обеспечить мир на важной сопредельной территории. Под это дело можно даже остановить вал беженцев в Евросоюз. Тем более что Брюссель согласился выплатить 1,5 млрд отступных.

Важным маркером становится ответ США на турецкую просьбу помочь боеприпасами. Судя по всему, даже в таком, не слишком активном формате боевых действий, турецкая армия сильно исчерпала запасы ракетно-артиллерийского боепитания. Что оказалось несколько неожиданно для второй по мощи армии НАТО.

Тем не менее Эрдоган патронов попросил. Ответ Вашингтона пока непонятен. Одни политики за лужей говорят, что Америка, конечно же, «своих не бросит», другие подчеркивают — «давайте вы сначала определитесь в вопросе С-400».

Так что открытым остается единственный вопрос — дата начала следующего наступления сирийских войск в Идлибе. Президент Сирии уже официально заявил, что не остановится, пока не освободит от оккупантов и незваных гостей всю территорию страны полностью. И, судя по результатам, свое слово он держит.

Александр Запольскис

Новости